История кирзовых сапог. А вы знаете,кто придумал кирзовые сапоги и ватники? Кирзачи да телогрейка

Воспитание детей 08.02.2021
Воспитание детей

Вы будете смеяться, но кирзу тоже придумали в Российской Империи, а ватник вообще придумка средневековая..

Кирза

Насколько сапоги удобны и практичны, в условиях бездорожья и войн люди поняли давным-давно, но высока себестоимость этой обуви. На каждую пару уходило слишком много натуральной кожи, а альтернативного сырья не существовало. Скажем, во времена наполеоновских войн солдаты европейских армий довольствовались башмаками. Сапоги были привилегией офицеров. Башмаки и обмотки применялись в российской армии и РККА вплоть до середины 40-х годов. Так вот все познается в сравнении, Кирзачи по сравнению с башмаками с обмотками - грандиозный шаг вперед..

Вкратце цепочка открытий, приведших к появлению дешевых кирзовых сапог, выглядит так.

Всё началось с появления в арсенале химиков каучука. Шотландский химик Чарльз Макинтош (1766-1843) в ходе опытов с латексом случайно обнаружил, что пропитанная «резиновым соком» ткань приобретает водоотталкивающие свойства. Но первые прорезиненные ткани были до́роги, крошились на морозе, плавились на солнце и не пропускали воздух.

Начались поиски вариантов с использованием заменителей каучука. БлесВ­тящих результатов на этом поприще достиг русский ученый Михаил Поморцев. В 1904 году он получил водонепроницаемый брезент, с успехом испытанный в качестве материала чехлов для артиллерийских орудий и фуражных мешков. Этот брезент был значительно жестче и плотнее обычной ткани, что натолкнуло Поморцева на мысль создать заменитель обувной кожи. Вскоре искомый результат был достигнут. Эмульсия для пропитки состояла из яичного желтВ­ка, канифоли и парафина, а в качестве матерчатой основы использовалась плотная многослойная хлопчатобумажная ткань «ки́рза». В русский язык это слово перекочевало из английского, где словом «kersey» называли грубую шерстяную ткань — по названию деревушки Kersey, где разводили особую породу овец, из шерсти которых эту ткань вырабатывали.

Ткань была успешно испытана в 1904 году во время Русско-японской войны как материал для изготовления конской амуниции, сумок, чехлов и т. п. Образцы тканей, разработанных по методу Поморцева, экспонировались Министерством промышленности на международных выставках в Льеже (июль 1905 года) и Милане (июнь 1906 года). В Милане труд Михаила Михайловича был отмечен Золотой медалью. Кроме того, за разработку способов получения заменителей кожи он получил поощрительный отзыв на Воздухоплавательной выставке в Петербурге (1911) и был награждён Малой серебряной медалью на Всероссийской гигиенической выставке в Петербурге в 1913 году.

Когда началась Первая мировая война, М. М. Поморцев предложил безвозмездно использовать изобретённые им заменители кожи для изготовления солдатских сапог. По результатам испытаний опытных партий Военно-промышленный комитет рекомендовал изготовить крупную партию таких сапог для войск, но после кончины Михаила Михайловича в 1916 году дело спустили на тормозах.

Впоследствии слово «кирза» закрепилось именно за кожзаменителем Поморцева на хлопчатобумажной основе. Полученный ученым материал обладал двумя несомненными достоинствами. Во‑первых, он был сравнительно прост в производстве, а во‑вторых, обладал гигиеническими свойствами натуральной кожи: непроницаемость для воды в сочетании со способностью «дышать».

Но гевея в СССР не прижилась, и на 20 лет про Кирзу забыли.
Дефицитный натуральный каучук закупали за валюту.
..

Второе рождение кирзы произошло благодаря другим русским учёным — Борису Бызову и Сергею Лебедеву. Они разработали метод получения весьма дешёвого искусственного бутадиен-натриевого каучука, но оба учёных скончались в 1934 году — сразу после начала получения каучука в промышленных масштабах. Уже через год инженеры Александр Хомутов и Иван Плотников сконструировали технологическое оборудование и, используя недавно открытый новый материал и метод Поморцева, получили первую советскую кирзу.

Качество первой советской кирзы, где вместо состава Поморцева использовался недавно полученный синтетический каучук, оставляло желать лучшего: материал трескался и ломался. Вследствие неудовлетворительности производимой обуви, а также достаточного количества натуральной кожи для её изготовления, про кирзу вскоре забыли. Однако к началу Великой Отечественной войны обнаружилось, что натурального материала для производства обуви стало катастрофически не хватать. С наступлением холодов пошел вал обморожений...

Ивана Плотникова в срочном порядке отозвали из московского ополчения, назначили главным инженером завода «Кожимит» и поставили перед ним задачу: в кратчайшие сроки усовершенствовать технологию изготовления кирзы. Примерно через год напряженной работы производство материала и пошив сапог были налажены. Обувь из модифицированной кирзы оказалась легкой и прочной, отлично держала тепло и не пропускала влагу.

10 апреля 1942 года постановлением СНК СССР группе из одиннадцати ученых, инженеров и технологов, в число которых входили уже известные нам Плотников и Хомутов, была присуждена Сталинская премия 2‑й степени (сто тысяч рублей) «за изобретение и внедрение в промышленность заменителей кожи». Так звучала официальная формулировка. А по существу следовало бы написать: «за возможность оВ­буть солдат в сапоги». К маю 1945 года Красная армия насчитывала десять миллионов обутых в кирзачи бойцов.

С тех пор СССР, а позднее Россия является крупнейшим в мире производителем кирзы. Около 85 % современного производства кирзы в России предназначено для изготовления армейской обуви (сапог и ботинок).Всего к настоящему времени произведено около 150 миллионов пар кирзовой обуви.

Другое дело,что с тех пор наука не стояла на месте и Кирза, как кожезаменитель катастрофически устарела, в конце концов больше ста лет на манеже... Что же касается портянок - это отдельная песня..


Ватник

А как появился стеганый ватник? И когда? Нечто подобное стеганому ватнику существовало еще в 11 веке:

«Рассматривая европейское Средневековье, можно впервые встретить упоминания военной одежды стеганого типа в Греции в 11 в. Так называемый «льняной панцирь» Конрада Монфератского (1185-1190 г.) - кабадион, это короткая безрукавка - «пончо», из множества (как правило, 18) простеганных слоев войлока или льна, провощенных или пропитанных вином или уксусом.

Другой тип стеганки, известный из «Тактики» Льва VI, «Стратегикона» Маврикия - из нескольких опять же простеганных между собой слоев льна и шелка со слоями ваты между ними» (эсквайр Энтони, «Валлийский Отряд»). Кстати, есть и хорошая иллюстрация к этому - картина «Банкет» Абрахама Ван Бейерена, написанная в 1533 году. Это групповой портрет арбалетчиков - и все они одеты в стеганые куртки. Как видим, стеганая одежда, похожая на ватник, есть, но у нее другое назначение: защита от стрел, и поддевка под латы и кольчуги.

А вот когда стеганый ватник (он же телогрейка) стал такой же непременной деталью быта, как, скажем, стол или стул? Прямых указаний на дату появления ватника в такой роли нигде нет. Можно только по каким-то признакам судить о времени его повсеместного распространения. Как бы подразумевается, что телогрейка тесно связана с исправительными учреждениями. Но так было не всегда. Есть косвенное доказательство того, что в 19 веке стеганый ватник не был одеждой заключенных.

Художник Николай Александрович Ярошенко на картине «Всюду жизнь» изобразил обитателей арестантского вагона. Ни на одном из них нет стеганого ватника. Существование стеганого ватника в середине 20-х годов прошлого века имеет несколько необычное документальное подтверждение: «Фотографии и репродукции, помещенные в книге, не дублируют сюжет судьбы, а становятся как будто постановочной частью драмы Марии Николаевны Ермоловой.

От конок, куполов и булыжных площадей Москвы ее детства, от прелестной фотографии «трех сестер» Ермоловых 1870-х гг. до разгромленного октябрьскими боями 1917 года Малого театра и твердого взгляда старой дамы в ватнике на фотографии середины 1920-х. И этот стеганый ватник затмевает черный бархат парадного портрета». (Екатерина Хмелева, «Ватник Орлеанской девы») Вполне возможно, что прототипом сегодняшнего ватника был стеганый среднеазиатский халат. Его укоротили, чтобы не мешал двигаться. Ватник был военной формой, он был верхней одеждой заключенных, он был всеобщей верхней одеждой. И до сих пор сохраняет свое заметное место в гардеробе неисчислимого количества людей.

Помнить и знать это надо, Но гордиться этими изобретениями наверное не стоит...

Кирзовые сапоги пользуются популярностью с момента их изобретения Иваном Плотниковым и по сей день. За создание этих легендарных сапог он получил Сталинскую премию и вполне заслужено.

В противостоянии сапог и ботинок, однозначно выиграли сапоги, к временам Первой Мировой Войны в выборе точка была поставлена именно на них. Ноги солдата до этого и так постоянно обматывались, хотя носились ботинки. Естественно удобней засунуть ноги в сапоги, чтобы эти обмотки не разматывались в самый неподходящий момент, да и удобней конечно. В некоторых частях не хватало материала для изготовления обмоток и приходилось обматывать ноги подручными средствами. К примеру, британская армия всю войну прошла в обмотках. А вот русские солдаты единственные, кто позволял в нередких случаях своим ножкам чувствовать теплоту и удобство высоких кожаных сапог.

Те кто считают, что "кирзачи" получили свое название из-за Кировского Завода (кир-за), где они массово производились, эти люди ошибаются. Кирзовые сапоги обрели свое звучное название, благодаря грубому шерстяному английскому материалу, который назывался Kersey , он то и служил основой для кирзы. Если споры с названием решаются быстро, то имя истинного изобретателя создает целую эпопею противоречий и слухов. Большинство считают, что изобрел их Михаил Поморцев, именно ему удалось сделать невозможное и преодолеть много трудностей, он придумал материал похожий на кожу, запатентовал его в 1904 году, это была брезентовая ткань, но не простая, а пропитанная всевозможными веществами, такими как канифоль, парафин, даже яичный желток входил в состав. Новый материал был почти аналогом натуральной коже, которой был непромокаемым и при этом не "задыхался", это было просто гениально. Впервые эту новую ткань начали использовать в русско-японской войне, ее применяли для разнообразных целей, правда до защиты солдатских ног еще было далеко, но разные самые нужные вещи в военное время уже производили, например, изготовляли легкие сумки для боеприпасов, также разнообразную амуницию для лошадей и многое другое.

Материал изготовленный ученым Поморцевым заслужил похвалу на всех фронтах Русско-японской войны в буквальном и переносном смысле. Так же материл был представлен на разных выставках, где заслужил лесные отзывы специалистов, Поморцевыу предложили сделать небольшую партию сапог, в них была на то время большая нужда, но до массового производства пока дело так и не дошло. Препятствия чинили кожевенные мастера (кураторы этого бизнеса), которые очень переживали, что у них отнимут работу. А,в 1916 скончался сам изобретатель Поморцев и вместе с ним массовое производство сапог из этого универсального материала кануло к лету. Только спустя 20 лет о кирзе снова вспомнят.

В 1934 году двое советских ученых взялись за производство заново, их звали Борис Бызов и Сергей Лебедев.

Они придумали новый способ получения каучука, более дешевый и пропитывали им ткань которая по своим качествам становилась также похожей на натуральную кожу. Позже за дело принялся советский химик Плотников, он то и собрал все лавры первооткрывателя и даже получил Сталинскую премию. В Советско-финскую войну кирзовые сапоги прошли первые испытания, правда, они не показали себя как отличный материал, сапоги трескались от мороза и твердели, и даже со временем ломались. У химика спросили, почему его сапоги такие хлипкие и холодные, а он вполне серьезно ответил: "Бык и корова пока еще не поделились с нами всеми своими "шкурными" секретами!". За такой жесткий ответ ученого не наказали, и даже напротив нагрузили работой, которая заключалась в усовершенствование этого материала для сапог. В то время был очень сильный дефицит в обуви, война сильно сказалась на отечественных разработках. Под чутким наблюдением самого Косыгина Плотников на отлично справился со своей работой.

Ученый Плотников обул в кирзовые сапоги 10 миллионов человек, за эти заслуги в 1942 году 10 апреля его отметили Сталинской Премией.

На зависть всем.

На всем протяжении своего существования кирзовые сапоги пользуются огромной популярностью, а в военные годы особенно усилили свою популярность. Сапоги были готовы к бездорожью и долгим походам, о том что русские сапоги самые лучшие можно судить сравнивая их с американской военной обувкой 40-х годов, наши сапоги лучше по многим показателям.

Даже генерал Бредли писал в своих заметках, что из-за непрекращающейся сырости и холода американская армия лишилась 12 тысяч отличных солдат всего за 1 месяц, многие так и не смогли встать в строй. Он же писал, что заболевания ревматизмом ног распространялись в его армии быстрее, чем когда-то чума, своего апогея это явление достигало в январе. Армия США была не готова к сырости и морозам, когда начали подробно инструктировать солдат как правильно ухаживать за ногами, генерал понял, что было уже очень поздно. На фронте в период плохой погоды американской армии пришлось очень не сладко, высоких сапог и портянок не было. Деятельных ученых видимо "ростили" лишь в .

Читать похожий материал: Военная каска

Ох уж эти портянки...

Можно смело заявлять, что простые портянки оказались не менее полезны в нелегкой службе солдата, чем и столь удачные кирзовые сапоги. Тоже весьма полезное изобретение как носки, совсем не уживается с кирзовыми сапогами, тот кто их носил в этих сапогах, точно знают, что носки превращаются в труху. А если сапоги носить с носками долго, то результат будет еще и окровавленные ноги и мозоли.

Универсальный способ применения портянок, который могли придумать только русские, это когда портянки промокают, то их меняют другой стороной (с голенища в нижнюю часть) и ноги снова сухие, а мокрая часть будет в это время сохнуть. Еще один способ, который не понять другим странам, это наматывания нескольких портянок, этот метод активно используется зимой, а также для сохранения тепла вставляли в портянки газеты.

Кирзовые сапоги были признанной народной маркой, на всенародную любовь они могли рассчитывать и без бахвальства. На сегодняшний момент было выпущено более 150 миллионов пар. Когда в Российской армии говорят, о том что ее переобуют в берцы, то наши солдаты демонстративно вновь и вновь обувают удобные в военной жизни кирзачи. Дембеля делают из них "шурупы" по случаю конца срока службы, нарядная обувь получается с помощью сворачивания их гармошкой.

Великий путь прошли кирзовые сапоги с момента их создания, до запуска их в поток трудового и военного народа, и вместе с ними и наши солдаты пришли к победе в Войне.

Кирзовый сапог однозначно помог дойти нашим солдатам до Берлина в 1945 году!

Несколько дней назад на железнодорожной платформе обратил внимание на группу новобранцев. Стоят такие в новеньких камуфляжных костюмах, в берцах. А ведь буквально еще не так давно, в 2001 году, когда я служил в Армии, солдаты ходили в шинельках, ушанках и кирзовых сапогах. С учетом того, что все это было уже плохенькое, а мороз бывало стоял под 30 - страшно было смотреть как эти шинельки развеваются по ветру и из дырявых сапог торчат портянки. Скоро уже наверное все забудут, что это за такие кирзовые сапоги.

Кирзовые сапоги — больше, чем обувь. Иван Плотников, который перед войной наладил их производство, получил Сталинскую премию. После войны же в «кирзачах» ходили все — от стариков до школьников.

Давайте вспомним их историю...


Рождение

К Первой мировой войне в долгом армейском противостоянии ботинок и сапог была поставлена точка. Сапоги однозначно победили. Даже в тех армиях, где на изготовление сапог не хватало материала, ноги солдат все равно почти до колена обматывались. Это была вынужденная имитация сапог. В обмотках горчичного цвета прошли войну, например, британские солдаты. Солдаты русской армии, кстати, в Первой мировой были единственными, кто мог позволить себе щеголять в настоящих кожаных сапогах. Как и о всякой культовой вещи о кирзовых сапогах ходит масса домыслов и слухов. Так, одним из заблуждений является то, что «кирзачи» получили свое название от «кировского завода», на котором было налажено их производство. На самом деле, свое название легендарные сапоги получили по названию шерстяной ткани Kersey, из которой они изначально изготовлялись.

Также ходит масса заблуждений насчет того, кто первым создал кирзовые сапоги. Расставим точки над i. Приоритет в этом деле принадлежит русскому изобретателю Михаилу Поморцеву. Брезентовую ткань, пропитанную смесью парафина, канифоли и яичного желтка он получил в 1904 году. Материал обладал свойствами, практически идентичными коже. Он не пропускал воду, но при этом «дышал». Впервые кирза «понюхала пороха» на Русско-японской войне, где она использовалась для изготовления амуниции для лошадей, сумок и чехлов для артиллерии.

Материал Поморцева заслужил высокую оценку как солдат, так и экспертов международных выставок, из него было уже решено выпустить партию сапог, но массовое их изготовление так и не было налажено. Сначала делу помешали кожевенные лоббисты, а в 1916 году Михаил Михайлович умер. Сапоги почти на 20 лет «положили на полку».

Второе рождение

Возродили производство кирзы уже в 1934 году. Советские ученые Борис Бызов и Сергей Лебедев разработали метод получения дешевого искусственного бутадиен-натриевого каучука, которым пропитывалась ткань, отчего приобретала свойства, схожие с натуральной кожей. Дальнейшему развитию производства кирзовых сапог мы обязаны химику Ивану Плотникову. Именно благодаря его усилиям в стране было налажено производство «кирзачей».

Боевую проверку они прошли ещё в Советско-финскую войну, но этот опыт закончился неудачно — на морозе сапоги трескались, становились твердыми и ломкими. Дочь Плотникова Людмила вспоминала, как отец рассказывал ей о комиссии, на которой состоялся «разбор полетов» применения нового материала.
У Ивана Васильевича спросили: «Почему ваша кирза такая холодная и не дышит?». Он ответил: «Бык и корова пока еще не поделились с нами всеми своими секретами».

К счастью, за такую дерзость химика никак не наказали. Напротив — после начала Великой Отечественной войны стало очевидна острая нехватка обуви. Тут-то и пригодился опыт Плотникова. Ему было поручено в кратчайшие сроки усовершенствовать технологию производства кирзы. Курировал вопрос сам Косыгин. Плотников с задачей справился. Более того, наладил производство «кирзачей» в Кирове. 10 апреля 1942 года он получил Сталинскую премию. К концу войны в кирзовых сапогах ходило 10 миллионов советских солдат.


Один из символов Победы...

Кирзовые сапоги снискали за время войны заслуженную славу. Высокие, почти непромокаемые, но при этом дышащие, они позволяли солдатам идти многокилометровые марши по любой дороге и бездорожью. О том, насколько кирзовые сапоги были хороши, можно судить, если сравнить их с американскими военными ботинками.

Генерал О. Бредли, автор книги «История солдата», писал, что из-за постоянной сырости американская армия лишилась 12 тысяч строевых солдат за один только месяц. Некоторые из них так и не смогли после этого восстановиться и вернуться на фронт.

О. Бредли писал:

«К концу января заболевание ревматизмом ног достигло столь крупных масштабов, что американское командование стало в тупик. Мы были совершенно не подготовлены к этому бедствию отчасти в результате собственной небрежности; к тому времени, когда мы начали инструктировать солдат, какой нужен уход за ногами и что нужно делать, чтобы ботинки не промокали, ревматизм уже распространился по армии с быстротой чумы».

Без высоких сапог и портянок на осеннем и зимнем фронте приходилось несладко.

Портянки

Можно признать, что портянки не менее гениальное изобретение, чем сами кирзовые сапоги. Впрочем, они неразлучны. Те, кто пробовал носить кирзовые сапоги с носком знает, что носки обязательно рано или поздно скатаются на пятку. Тогда, особенно, если ты на марш-броске, и не можешь остановиться, пиши пропало… Ноги в кровь.

Кроме того, портянки удобны ещё и тем, что в случае их намокания, их достаточно намотать другой стороной, тогда нога по-прежнему останется сухой, а мокрая часть портянки будет тем временем высыхать.

Просторное голенище «кирзачей» позволяет в холода наматывать по двое портянок, плюс закладывать в них газеты для того, чтобы сохранить тепло.

Народная любовь

Эта реклама 1950 года, пожалуй, была необязательной. Кирзовые сапоги после войны стали «народной маркой». На сегодняшний день этой обуви выпущено примерно 150 миллионов пар. Несмотря на разговоры о том, что скоро армию переобуют в берцы, солдаты продолжают носить «кирзачи», делать из них «шурупы» (скатывая гармошкой) и наряжать по случаю дембеля. Где-то на генетическом уровне живет в нас память о том, как прошли маршем наши солдаты в кирзовых сапогах к Великой Победе.

Ну и раз уже это было затронуто в посте давайте выясним и этот вопрос тоже.

Почему массивные военные ботинки называют «берцами»? Может, потому что ими удобно ломать берцовые кости противника?

«Берцем» обычно называют часть ботинка, закрывающую голень, берцовые кости, но это же слово перешло и на сами такие ботинки. Между тем «берцы», однако, является просторечным, разговорным словом — в орфографическом словаре его не найти. Затруднительно в связи с этим определить его начальную форму (берц? берец?) и ударный слог. В литературе «берцы» можно обнаружить лишь у Бунина, но в значении голени.

Обувалась она на босу ногу, в башмаки с подковками, голые берцы ее были тонки, но округлы, стали от солнца как полированное желто-коричневое дерево (И. Бунин).

Вероятно, писатель ошибся, имея в виду бёрца.

В словаре есть берцо (или, что то же самое, бёрце) — слово, означающее саму берцовую кость. Обычно этимологи рассматривают его как уменьшительное от «бедро», с промежуточной формой бедрьце. Очевидно, что отсюда образовано прилагательное «берцовый», от которого в свою очередь и происходит слово — объект нашего сегодняшнего изучения. У лошади и др. животных, где колено высоко, а пятка поднята и ступают одни пальцы, берцом неправильно называют часть ноги от щетки до щиколотки; это ступня, а берцо от щиколотки до колена (В. Даль).

В обувной промышленности такая обувь называется "ботинки с высокими берцами", отсуюда и пошло название "берцы", которое прочно прикрепилось к этому виду обуви. Берцами в обувной промышленности называют наружные детали верха обуви, закрывающие лодыжечную (голеностопную) часть ноги. На этих деталях обуви располагаются шнурки и пряжки.

В отличие от сапог, берцы фиксируют голеностоп при помощи высокой шнуровки и в то же время оставляют его максимально подвижным, чем снижают вероятность растяжений сухожилий при повышенных физических нагрузках. Благодаря этому качеству, берцы стали незаменимой обувью для военных.

Во время Второй мировой войны большинство солдат носили сапоги или низкие шнурованные ботинки. Однако, как показала практика, ношение такой обуви часто приводило к переломам, особенно при приземлении с парашютом. Для нужд парашютного десанта были разработана высокие шнурованные ботинки - прообраз современных берцев. После Второй мировой войны армии НАТО постепенно стали использовать берцы как основной вид армейской обуви. Американская армия начала переход с низких ботинок образца 1943 года на высокие берцы в 1957 году и окончательно американская армия переобулась в берцы уже к концу 60-х годов ХХ столетия.

А в это же время Советская Армия продолжала использовать сапоги до конца своего существования. И уже Министерство обороны России в 2007 объявило о переходе с сапог на берцы. Полный переход пока не осуществлен, да и вряд ли состоится, по причине своеобразия природных условий России. По прежнему актуальна в российской армии и кирзовая, и резиновая и вяленая обувь. Хотя с каждым годом все больше бойцов и командиров переобуваются в удобные, качественные, подходящие военно-полевым условиям берцы.

С появлением стиля милитари, берцы уверенно заняли свое место среди повседневной обуви. Сегодня берцы популярны у членов ряда субкультур, а также часто используются как специальная обувь для активного отдыха, охоты, рыбалки.

источники

Кирзовые сапоги - больше, чем обувь. Иван Плотников, который перед войной наладил их производство, получил Сталинскую премию. После войны же в "кирзачах" ходили все - от стариков до школьников. Они и сегодня в ходу. Потому что надежные.

К Первой мировой войне в долгом армейском противостоянии ботинок и сапог была поставлена точка. Сапоги однозначно победили. Даже в тех армиях, где на изготовление сапог не хватало материала, ноги солдат все равно почти до колена обматывались. Это была вынужденная имитация сапог. В обмотках горчичного цвета прошли войну, например, британские солдаты. Солдаты русской армии, кстати, в Первой мировой были единственными, кто мог позволить себе щеголять в настоящих кожаных сапогах.

Как и о всякой культовой вещи, о кирзовых сапогах ходит масса домыслов и слухов. Так, одним из заблуждений является то, что "кирзачи" получили свое название от "кировского завода", на котором было налажено их производство. На самом деле, свое название легендарные сапоги получили по названию шерстяной ткани Kersey, из которой они изначально изготовлялись.

Также ходит масса заблуждений насчет того, кто первым создал кирзовые сапоги. Расставим точки над i. Приоритет в этом деле принадлежит русскому изобретателю Михаилу Поморцеву. Брезентовую ткань, пропитанную смесью парафина, канифоли и яичного желтка он получил в 1904 году. Материал обладал свойствами, практически идентичными коже. Он не пропускал воду, но при этом "дышал". Впервые кирза "понюхала пороха" на Русско-японской войне, где она использовалась для изготовления амуниции для лошадей, сумок и чехлов для артиллерии.

Материал Поморцева заслужил высокую оценку как солдат, так и экспертов международных выставок, из него было уже решено выпустить партию сапог, но массовое их изготовление так и не было налажено. Сначала делу помешали кожевенные лоббисты, а в 1916 году Михаил Михайлович умер. Сапоги почти на 20 лет "положили на полку".

Возродили производство кирзы уже в 1934 году. Советские ученые Борис Бызов и Сергей Лебедев разработали метод получения дешевого искусственного бутадиен-натриевого каучука, которым пропитывалась ткань, отчего приобретала свойства, схожие с натуральной кожей. Дальнейшему развитию производства кирзовых сапог мы обязаны химику Ивану Плотникову. Именно благодаря его усилиям в стране было налажено производство "кирзачей".

Боевую проверку они прошли ещё в Советско-финскую войну, но этот опыт закончился неудачно - на морозе сапоги трескались, становились твердыми и ломкими. Дочь Плотникова Людмила вспоминала, как отец рассказывал ей о комиссии, на которой состоялся "разбор полетов" применения нового материала.

У Ивана Васильевича спросили: "Почему ваша кирза такая холодная и не дышит?". Он ответил: "Бык и корова пока еще не поделились с нами всеми своими секретами".

К счастью, за такую дерзость химика никак не наказали. Напротив - после начала Великой Отечественной войны стало очевидна острая нехватка обуви. Тут-то и пригодился опыт Плотникова. Ему было поручено в кратчайшие сроки усовершенствовать технологию производства кирзы. Курировал вопрос сам Косыгин. Плотников с задачей справился. Более того, наладил производство "кирзачей" в Кирове. 10 апреля 1942 года он получил Сталинскую премию. К концу войны в кирзовых сапогах ходило 10 миллионов советских солдат.

Кирзовые сапоги снискали за время войны заслуженную славу. Высокие, почти непромокаемые, но при этом дышащие, они позволяли солдатам идти многокилометровые марши по любой дороге и бездорожью. О том, насколько кирзовые сапоги были хороши, можно судить, если сравнить их с американскими военными ботинками.
Генерал О. Бредли, автор книги "История солдата", писал, что из-за постоянной сырости американская армия лишилась 12 тысяч строевых солдат за один только месяц. Некоторые из них так и не смогли после этого восстановиться и вернуться на фронт.

О. Бредли писал: "К концу января заболевание ревматизмом ног достигло столь крупных масштабов, что американское командование стало в тупик. Мы были совершенно не подготовлены к этому бедствию отчасти в результате собственной небрежности; к тому времени, когда мы начали инструктировать солдат, какой нужен уход за ногами и что нужно делать, чтобы ботинки не промокали, ревматизм уже распространился по армии с быстротой чумы".

Без высоких сапог и портянок на осеннем и зимнем фронте приходилось несладко.

Можно признать, что портянки не менее гениальное изобретение, чем сами кирзовые сапоги. Впрочем, они неразлучны. Те, кто пробовал носить кирзовые сапоги с носком знает, что носки обязательно рано или поздно скатаются на пятку. Тогда, особенно, если ты на марш-броске, и не можешь остановиться, пиши пропало... Ноги в кровь.

Кроме того, портянки удобны ещё и тем, что в случае их намокания, их достаточно намотать другой стороной, тогда нога по-прежнему останется сухой, а мокрая часть портянки будет тем временем высыхать.
Просторное голенище "кирзачей" позволяет в холода наматывать по двое портянок, плюс закладывать в них газеты для того, чтобы сохранить тепло.

Кирзовые сапоги после войны стали "народной маркой".
На сегодняшний день этой обуви выпущено примерно 150 миллионов пар. Несмотря на разговоры о том, что скоро армию переобуют в берцы, солдаты продолжают носить "кирзачи", делать из них "шурупы" (скатывая гармошкой) и наряжать по случаю дембеля. Где-то на генетическом уровне живет в нас память о том, как прошли маршем наши солдаты в кирзовых сапогах к Великой Победе.

05.01.2017 0 7626


Кирзовые сапоги - один из символов прошедших времён. Не только облик обутого в «кирзачи» солдата, со скаткой через плечо и трёхлинейкой, но и работяги, кирзовым сапогом попирающим предназначенные к освоению земли, сложились вместе в устойчивый образ. Образ Победителя и Созидателя.

Более того - возникло ощущение будто кирзовые сапоги существовали всегда. Задолго до появления трёхлинейки, целины и «всесоюзных» строек. Поэтому тот факт, что промышленное производство «кирзачей» началось всего семьдесят с небольшим лет назад, многие могут воспринять как злонамеренное искажение истории.

Наследие кочевников

Все говорит в пользу того, что сапоги «пришли» с Востока: в них, как в наиболее удобной обуви для верховой езды, были обуты тюркские кочевники. От кочевников сапоги распространились по территориям современной России, попали на Ближний Восток, далее - в Европу. Их распространение не было мирным, но обувь завоевателей вскоре, когда самих завоевателей и дух простыл, стала настолько привычной, что воспринималась как исконно своя. В первую очередь - как обувь военная.

Впервые скроенная и пошитая по определённым стандартам военная обувь появилась во времена Римской империи. Она напоминала греческие сандалии, только с толстой подошвой, была подбита гвоздями, шнуровка широкими ремнями шла до самого верха голени, кожаные вставки защищали ногу. Сложилась традиция называть сандалии легионеров «калигами».

На самом деле «калиги» напоминали невысокие сапоги из мягкой кожи, в которые были обуты немногочисленные, по сравнению с пешими легионерами, кавалеристы из всаднического сословия.

«Калига» полностью закрывала пальцы ноги, имела усиленную пятку, что было важно для кавалеристов, а плотные накладки защищали внутреннюю часть голеностопного сустава - в то время у римлян ещё не было шпор, и то, что на языке кавалеристов зовётся «дать шенкеля», было сопряжено для всадника с возможностью травмы.

Тут уместно вспомнить прозвище Гая Цезаря Калигулы - Гай Цезарь «Сапожок»: именно «калигу», маленький сапожок, пошили для будущего императора, когда он был взят отцом, Германиком, в походы против взбунтовавшихся германских племён.

Кочевники принесли в Европу также стремена. Эффект домино, произошедший после поражения гуннов от китайцев, движение этого воинственного племени на Запад, столкнувшее с насиженных мест другие племена, привёл к тому, что Запад не только был «исхлестан» божьим бичом, Аттилой.

Обутый в сапоги варварский воин, за счёт стремян способный, бросив повод, вести стрельбу из лука или сражаться мечом, одновременно прикрываясь щитом, определил на долгие века военную экипировку.

Кому йорвики - кому поршни

Сапоги кочевников преимущественно шились из козьих шкур, окрашивались соком сумаха, растения, в настоящее время используемого в качестве приправы к мясу. Так они приобретали «богатый» красный цвет и на Руси назывались сафьяновыми. Мягкие, имевшие изящные складки, такие сапоги стали обувью знати.

Сафьян низших сортов, также пригодный для изготовления сапог, получали из овечьих и телячьих шкур, причём дубили его ивовой или дубовой корой, и сапоги получались чёрными.

Главной особенностью сафьяновых сапог, помимо мягкости и прочности, было отсутствие каблука. Это могло привести к застреванию ноги всадника в стремени. При падении с лошади застрявшая в стремени нога почти всегда означала гибель, особенно на поле боя.

Пехотинцы славянского войска были обуты или в лапти, или в поршни, старинную кожаную обувь славян. Исследователи выводят слово «поршни» от старорусского «порхлый», то есть рыхлый или мягкий. Поршни представляли собой выкроенные из куска конской или свиной шкуры «тапочки». Они не шились, а сшивались прямо по ноге, после примерки, и крепились к ноге длинными ремешками.

Обувь викингов или варягов, примерно в одно время со степными кочевниками начавшими движение на русские земли, только с Запада, называлась «йорвик». Йорвики шились из двух кусков кожи, подошвы и верхней части, имели острый носок и пятку, и разную форму в зависимости от предназначения.

С короткой верхней частью, похожие на современные тапки с задником, обували во время плавания на дракка-рах, с высокой верхней частью, которую иногда укрепляли добавочной кожей или металлическими бляхами, обували при высадке на берег, перед военной стычкой.

Роскошь сафьяновых сапог соблазнила первых варяжских князей. Вполне возможно, уже сам Рюрик быстренько скинул свои йорвики и натянул сафьяновые сапоги. Во всяком случае, в русских летописях, начиная с X века, сапоги устойчиво противопоставляются всем другим видам обуви (в особенности лаптям) как знак принадлежности к аристократии.

От сафьяна к юфти

Сапоги в России стали традиционной обувью по многим причинам. Лапти оставались обувью «подлого» сословия, сословия все прочие, в том числе и далёкие от аристократии, по возможности обувались в сапоги. Практично, безопасно, к тому же - обилие кожи.

Сафьяновые продолжали оставаться обувью аристократии высшей, но даже князья, перед тем как сесть в седло, предпочитали переобуться в сапоги яловые, более прочные и значительно более дешёвые. Такие сапоги шили из кожи ещё нерожавших коров, редко - годовалых бычков, а кожа более молодых или старых животных не годилась - она была или недостаточно прочной, или слишком грубой.

Если же яловая кожа обрабатывалась особенно тщательно, тюленьим салом или ворванью и берёзовым дёгтем, то получали юфть. Юфть стала одним из главных экспортных товаров не только Древней Руси, но и Руси средневековой.

Само слово «юфть», по мнению историков пришедшее в древнерусский язык от булгар, жителей восточного берега Волги, проникло и в европейские языки, хотя обычно европейцы говорили просто - «русская кожа». Скорее всего, из «русской кожи» шили и ботфорты, сапоги с широченными раструбами, как с мягкими, для французских мушкетёров, так и с жёсткими, но узкими, как для английской кавалерии.

Поставки юфти в Европу оставались прибыльным делом вплоть до начала ХХ века. По статистике ежегодный приплод телят в России составлял более 9 млн голов, что позволяло полностью удовлетворить потребности в годной для обувной промышленности коже и также полностью обеспечить яловыми или юфтьевыми сапогами солдат и офицеров полуторамиллионой Русской императорской армии

Сапожный кризис

Тем не менее поиски кожезаменителей, из которых было бы возможным шить военную обувь, шли на протяжении веков. Одной из причин, по которым они стали особенно интенсивными на рубеже XIX - XX веков, стал прогноз размеров армий в военное время, а также прогноз потребности в сапогах.

Несмотря на небольшую стоимость одной пары солдатских сапог, армии, передвигавшейся в основном в пешем строю, требовались миллионы и миллионы сапог.

В ценах 1914 года солдатские сапоги стоили 1 рубль 15 копеек (ещё 10 копеек на первую смазку гуталином), офицерские были в десять раз дороже. Расходы на гуталин в мирное время превышали полмиллиона рублей, а общие расходы царской казны на солдатские сапоги перед Первой мировой войной превышали три миллиона. Обувь, боеприпасы и стрелковое оружие были самыми расходными материалами, про человеческие жизни статистики и экономисты предпочитали даже не вспоминать.

Впервые с «сапожным дефицитом» русская армия столкнулась во время Русско-японской войны. Прогнозы были неутешительными - считалось, что в будущем армии потребуется более 10 млн сапог, но даже при огромном поголовье крупного рогатого скота в России столько кожи взять было не откуда.

К тому же армейские подряды, хоть и брались крупными промышленниками, но распределялись между мелкими производителями. Крупного сапожного производства, объединённого единым заказом, стандартами и технологией, не существовало.

Немалую роль в возникновении «сапожного» кризиса сыграло и то, что после начала Первой мировой войны многие солдаты продавали вторую пару сапог во время движения к фронту, из-за чего, по свидетельству генерала Брусилова, к 1917 году в солдатских сапогах «…ходило чуть не всё население России». Наказания за подобные проступки - даже порка - эффекта не давали.

Покупка солдатской обуви у союзников оказывалась тяжёлой для бюджета. Помимо экономических, для неё были противопоказания и так сказать культурного свойства: союзники могли поставлять лишь ботинки, обувь для многих непривычную. Да и поставки армейских ботинок не покрывали потребностей армии. Переобуть же солдат в лапти означало подорвать престиж…

Технология ацтеков

Требовалось найти заменитель яловой кожи, а также организовать крупное сапожное производство, полностью подчинённое нуждам армии. Иными словами - надо было найти такую ткань, которую, пропитав определённым составом, можно было использовать для пошива сапог.

Задача была упрощена тем, что из этой, ещё не существующей ткани, предполагалось шить только сапожные голенища, сам же сапог должен был остаться яловым: предварительные опыты показывали, что обувь, целиком пошитая из заменителя, была неудобна, натирала ногу, что снижало боеспособность войск.

Материалы с пропиткой использовались с древнейших времён. Методом промасливания ткани викинги придавали парусам водоотталкивающие свойства. Индейцы ацтеки ещё в доколумбовы времена пропитывали раствором латекса плащи и обувь.

В 1763 году Натан Смит впервые запатентовал технологию производства промасленного полотна, описывая её так: «…на ткани находится покрывающая её масса из смеси живицы (смолы хвойных деревьев), красителя, пчелиного воска и льняного масла, которая наносится в горячем состоянии».

В России, через 140 лет после Смита, опытами с тканями занялся Михаил Поморцев.

Родившийся в 1851 году Михаил Михайлович Поморцев стал тем, кому мы обязаны появлением «кирзы». Однако этот офицер, выпускник Петербургского артиллерийского училища, учёный, окончивший геодезическое отделение Академии Генерального штаба, сотрудник обсерватории в Пулкове и преподаватель Инженерной академии, вовсе не был офицером строевым.

Для Поморцева сапоги не были смыслом и сутью жизни, как для знаменитого кавалерийского поручика, соседа Чичикова по гостинице в городе N. Поморцев отличался широтой научных интересов и за свою долгую жизнь смог проявиться в самых разных областях.

Его конструкции военных дальномеров и аэронавигационных приборов, исследования в области аэродинамики планеров, ракетостроения, попытки построить самолёт с изменяемой геометрией крыла, парашют оригинальной конструкции - всё им сделанное и предложенное несло в себе элемент новаторства.

В ходе, к сожалению, неудачных попыток получить синтетический каучук в 1904 году Поморцев получил водонепроницаемый брезент, а вскоре, используя эмульсию из смеси яичного желтка, канифоли и парафина, получил материал непроницаемый для воды, но проницаемый для воздуха - сочетание свойств, характерное для натуральной кожи и определяющее её гигиенические качества. Этот материал Поморцев назвал «кирзой».

Откуда появилось это слово?

Распространённая версия гласит, что это акроним слов «Кировские заводы» - якобы во время Великой Отечественной войны именно там, в Кирове, бывшей Вятке, было налажено массовое производство как самой кирзы, так и кирзовых сапог.

Эта версия неверна, как и та, по которой имя ткани произошло от фамилии английского премьер-министра, лорда Керзона. Поморцев экспериментировал с английской многослойной тканью «керси», названной так по имени небольшого городка в графстве Суффолк.

Он заменил в слове одну букву, явно основываясь на приведённом в словаре Даля слове из олонецких говоров. Кирзой в прилегающих к Онежскому озеру землях называли верхний, плотный слой земли, сквозь который, из-за мхов и органических останков, с трудом просачивалась вода.

«Кирза» Поморцева была представлена на международных выставках, отмечена призами и медалями, за разработку способов получения кожезаменителей Поморцев был награждён Малой серебряной медалью на Всероссийской гигиенической выставке в Петербурге в 1913 году.

После начала Первой мировой войны Поморцев безвозмездно предлагал «кирзу» для изготовления голенищ солдатских сапог, но подрядчики, поставлявшие в армию сапоги, увидели в «кирзе» серьёзную угрозу своим прибылям, всячески препятствовали формированию заказа на «кирзу», а после кончины Михаила Михайловича в 1916 году его детище было практически забыто.

Дошли до Берлина

Принято говорить о преемственности истории. Наверное, это пустое. История не застывшая глыба фактов и событий, а вещь осязаемая, конкретная. Кирза, которая известна нам сейчас - не только тем, кто носил кирзовые сапоги по долгу службы, но и миллионам и миллионам соотечественников, - вовсе не та кирза, которую получил выдающийся русский учёный Михаил Поморцев.

Кирза пережила второе рождение, и произошло это благодаря Борису Бызову и Сергею Лебедеву. Эти выдающиеся русские учёные вместе работали над проблемой получения синтетического каучука начиная с 1913 года.

Добившись выдающихся результатов, оба они, по странному стечению обстоятельств, скончались с разницей в полтора месяца. Вскоре после того, как первые советские заводы искусственного каучука были запущены в эксплуатацию в 1934 году.

Производством советской кирзы заведовал Иван Васильевич Плотников, химик и изобретатель, крестьянский сын, одно время преследовавшийся как якобы потомок кулаков. Плотников начал поставлять свою кирзу во время советско-финской войны, однако она на морозе лопалась. По воспоминаниям дочери Плотникова его собирались обвинить во вредительстве.

Председатель правительственной комиссии спросил о причинах того, почему его кирза «не дышит», и Плотников ответил: «Бык и корова пока ещё не поделились с нами своими секретами». Против ожидания, Плотникову дали продолжить работу, и в 1942 году он получил Сталинскую премию за высококачественную кирзу.

Правда, к этому времени проблема с обувью для армии была настолько серьёзной, что армейские ботинки начали получать по ленд-лизу. Всего в СССР было поставлено 15,5 млн пар армейских ботинок, но солдаты при первой возможности старались получить сапоги - в условиях бездорожья и окопной жизни только они давали хотя бы минимальный комфорт.

К тому же надо учесть и то, что для ботинок требовались носки, а для сапог - портянки, идеальное «исподнее» для этого вида обуви. Поэтому, несмотря на то, что ботинки сыграли немалую роль в Победе, «нашими» были всё-таки кирзовые сапоги. Настолько, что фронтовые корреспонденты-фотографы имели чёткое указание - при съёмке солдат избегать того, чтобы в кадр попали обутые в ботинки.

Кирзовый сапог стал визитной карточкой Cоветской армии. Кирзачи были прочными, удобными, хорошо держали тепло, не пропускали влагу.

Всего в СССР, и позже - в Российской Федерации, было произведено почти 150 миллионов пар кирзовых сапог.

Миллионы сапог до сих пор хранятся на складах, хотя российские военнослужащие давно переобуты в так называемые берцы. Впрочем, некоторые виды армейских ботинок и по сей день делаются с использованием «кирзы». Видимо, нам от неё никуда не деться. Столько всего связано как с самой «кирзой», так и с «кирзачами». В России это больше чем ткань, а «кирзачи» - больше чем обувь.

Рекомендуем почитать

Наверх